Турецкий нео-османский проект сместил фокус с Сирии на Ливию

Donate

На этой неделе массированная турецкая военная поддержка, наконец, позволила триполитанскому Правительству национального согласия (ПНС) добиться значительного успеха в противостоянии с Ливийской национальной армии фельдмаршала Хафтара (ЛНА).

18 мая силы ПНА и группировки про-турецких боевиков, переброшенных из Сирии, при прямой поддержке турецкого спецназа и большого количества беспилотных ударных летательных аппаратов захватили авиабазу Ватия в северо-западной части страны. Войска Хафтара спешно покинули территорию авиабазы после нескольких дней оборонительных боев. При отступлении было брошено много военного имущества и техники, в том числе поставленный из ОАЭ комплекс ПВО Pantsir-S1, военный вертолет Ми-35, значительное количество боеприпасов. Оборона Ливийской национальной армии на авиабазе была подорвана в результате недельного артобстрела и бомбардировки позиций боевыми беспилотниками турецкой армии.

Про-турецкие источники утверждают, что удары беспилотников уничтожили еще одну систему ПВО “Панцир-S1” вблизи города Сирт, а также мобильную систему радиоэлектронной борьбы российского производства «Красуха». Согласно этим сообщениям, вся техника и оборудование была поставлена силам Хафтара из ОАЭ. Турецкие источники регулярно сообщают об успешных ударах беспилотников по конвоям ЛНА с десятками боевых танков. Некоторые из этих «военных конвоев» позже оказываются грузовиками с арбузами.

В любом случае, месяцы турецких военных усилий, тысячи развернутых сирийских боевиков и сотни единиц бронетехники, поставленных Правительству национального согласия, наконец принесли результат. Авиабаза Ватия была важным опорным пунктом для ЛНА, который использовался как плацдарм для дальнейшего продвижения вглубь территорий подконтрольных триполитанскому правительству. Если силы Хафтара не вернут контроль над авиабазой в ближайшем будущем, может обрушится весь фланг армии ЛНА к юго-западу от Триполи. Также будут потеряны все шансы окружить Триполи. Согласно про-турецким источникам, следующей целью наступления союзников под руководством Турции станет город Тархуна. Ранее в этом году поддерживаемые Турцией силы уже безуспешно пытались захватить этот населенный пункт.

Эти усилия неизбежно приведут к дальнейшей эскалации конфликта в северной части Ливии и вынудит ОАЭ и Египет, основных союзников фельдмаршала Хафтара, значительно увеличить поддержку ЛНА. Блок ОАЭ-Египет также может рассчитывать на, как минимум, ограниченную дипломатическую поддержку со стороны России. До текущего момента, Москва предпочитала избегать прямого участия в конфликте, что способно разрушить сложившийся хрупкий баланс российско-турецких интересов на северо-западе Сирии. Российские частные военные подрядчики, действующие в Ливии, скорее призваны отстаивать экономические интересы отдельных российских элитных групп, чем внешнеполитические интересы России, как государства.

В свою очередь, Турция, которую поддерживают Катар и некоторые страны-члены НАТО, уже объявила о своих планах начать разведку нефти и газа у побережья Ливии. Анкара перестала скрывает свои истинные намерений и цели военной операции в Ливии. Таким образом, внутриполитический конфликт окончательно превратился в открытое противостояние внешних акторов за природные ресурсы Ливии.

Интересен тот факт, что усиление военной активности Турции в Ливии происходит на фоне снижения такой активности в Сирии. Тысячи про-турецких боевиков были переброшены из Сирии в Ливию. Это ограничивает свободу действий Анкары в главной горячей точке Сирии – Большом Идлибе. В этих условиях заявления Турции о том, что она ведет какую-то загадочную битву с терроризмом в Идлибе выглядят особенно сомнительными. Действительно, в текущих условиях Анкара будет вынуждена идти на сотрудничество с радикалами в Идлибе, чтобы сохранить свое влияние в этой части Сирии. Прежде всего это касается связанной с «Аль-Каидой» группировкой Хаят Тахрир аль-Шам. Соответственно, устремления Хаят Тахрир аль-Шам на создание собственного квазигосударства на контролируемой территории посредством расширения контроля над экономической и социальной жизнью населения получат дополнительный импульс. Что же касается действий турецкого правительства, то складывается впечатления, что президент Реджеп Тайип Эрдоган обменял в текущих непростых экономических условиях свой «неоосманский политический проект» расширения за счет некоторых не самых богатых регионов Сирии на вполне осязаемые дополнительные доходы от энергетического бизнеса в Ливии.

Donate

SouthFront

Do you like this content? Consider helping us!