Конфликт Катара и Саудовской Аравии. Причины, последствия, роль России, Турции и США. Русский перевод.

Donate

Текущий кризис вокруг Катара представляет собой наиболее серьезный конфликт среди арабских государств Персидского залива со времен окончания Холодной Войны. И хотя данные автократичные, богатые нефтью государства-члены ОПЕК исторически переживали пик своих союзных отношений только перед лицом общего врага (СССР, Саддам Хуссейн, Иран и т.д.), взаимное недоверие среди них никогда не доходило до того уровня, чтобы они предъявляли кому-то из них ультиматум, который, по-сути, требует полного подчинения.

И в это тут же выявило несколько интересных моментов.

Во-первых, отметим, что разрыв дипломатических отношений с Саудовской Аравией и еще с несколькими другими крупными региональными игроками, включая Египет, а также лишение Катара возможности использовать сухопутные и воздушные транспортные маршруты на территории Саудовской Аравии и других стран Персидского залива, включая Египет, произошли внезапно и без всяких предупреждений. Между Катаром и любой из соседних с ним стран не было ни видимого конфликта, ни каких-либо провокационных шагов на политическом уровне. Таким образом, можно предположить, что данный шаг был обдуманным и планомерным действием со стороны Саудовской Аравии и ее партнеров.

И хотя роль США в данном кризисе неочевидна, более чем маловероятно то, что Саудовская Аравия могла бы предпринять столь решительный шаг без координации с США, особенно с учетом того, что данный шаг произошел буквально тут же после визита высокой делегации во главе с Трампом в Саудовскую Аравию. И пусть первоначально президент Трамп сохранял молчание, в конце концов он призвал в Твиттере поддержать сторону Саудовской Аравии в борьбе с Катаром, даже несмотря на то, что США по-прежнему сохраняют существенное военное присутствие в Катаре.

Выдвинутые против Катара обвинения стали попросту радикальные. Главы как США, так и Саудовской Аравии обвинили Катар во всех смертных грехах, среди которых – поддержка кровавого исламистского экстремизма. Трамп зашел еще дальше и заявил то, что важным загом по решению проблемы терроризма будет изменение политики Катара.

Исходя из природы возникновения данного кризиса можно предположить, что он являет собой тот конфликт, который годами кипел глубоко под поверхностью и наконец-то вырвался наружу. Распад союза Катар-Саудовская Аравия и образование просаудовской коалиции наводит на мысли, что в кризисе замешано несколько сторон.

Не последнюю роль в данном кризисе играет произошедшее за последние годы падение цен на энергоресурсы. Затратные войны Саудовской Аравии в Сирии и Йемене только ухудшили данную проблему. Поскольку основной статьей доходов Катара является продажа природного газа, что не регулируется Организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК), возможно, Саудовская Аравия пытается таким образом вынудить Катар, чей ВВП на душу населения является крупнейшим в мире, поделиться частью своего дохода с ослабевающей монархией саудитов.

Данный радикальный шаг, скорее всего, не потребовался бы, реализуй сейчас Саудовская Аравия и Катар свои амбиции по Сирии. Ведь как-никак целью этих стран было проложить свои трубопроводы через территорию Сирии, а также, используя ИГИЛ в роли марионеток, захватить нефтяные месторождения Сирии – все это, скорее всего, делалось с молчаливого согласия администрации Обамы. И хотя исход сирийской войны еще неопределен, уже очевидно то, что усилия Саудовской Аравии и Катара обогатиться за счет Сирии провалались.

Кроме того, саудиты пытаются установить свое политическое доминирование в данном регионе, в рамках стратегии «суннитского НАТО».  Реальным препятствием перед достижением данной цели была независимая внешняя политика Катара, который всегда игнорировал или даже подрывал деятельность саудитов в Сирии и Ливии. Более того, судя по-всему, именно из-за самостоятельности Катара страны по типу Египта и Израиля поддерживали шаги Саудовской Аравии. Катар является главным спонсором движений Братья Мусульмане и Хамас, которые являются главными раздражителями соответственно в Египте и Израиле.

Еще одним крупным показателем независимости Катара является политика взаимоотношений с Ираном, которая коренным образом отличается от подхода саудитов. А поскольку «суннитское НАТО» направлено против Ирана, то стоит Саудовской Аравии успешно сломить независимость Катара – и она обозначит себя в качестве неоспоримой геополитически доминирующей силы на Аравийском полуострове. Кроме того, жесткая выволочка и унижение Катара послужит многолетним предупреждением всем остальным державам Персидского залива, которые могут попытаться проводить независимую от Саудовской Аравии внешнюю политику. Значимость Ирана в конфликте между саудитами и Катаром была ярко обозначена желанием Ирана наладить поставки продовольствия Катару, чтобы последний преодолел блокаду саудитов, а также терактом в Тегеране, вину за который иранские власти возложили на Саудовскую Аравию. Кроме того, Тегеран открыл свое воздушное пространство для самолетов авиакомпании Qatar Airways и нарастил масштаб неофициальных мероприятий по притяжении Дохи в свою сферу влияния.

С учетом всех данных обстоятельств, недавний визит Трампа в Саудовскую Аравию, который завершился весьма причудливой церемонией со «светящимся шаром», принимает новый смысл. И хотя мы по-прежнему не знаем, насколько большую свободу действий Вашингтон отпускает Рияду в его действиях против Дохи, а также насколько сильна координация и коммуникация между США и Саудовской Аравией, но поведение Трампа в ходе визита Саудовской Аравии было, скорее всего, нацелено на то, чтобы дать сигнал Саудовской Аравии о том, что США ей полностью доверяют и полагаются на нее, однако, Катар не обратил никакого внимания на предупреждения. Если действия саудитов приведут к отказу Катара пот поддержки Братьев Мусульман и Хамас, то это поможет США восстановить часть своих геополитических позиций в данном регионе, притянув в зону влияния США как Израиль, так и в особенности Египет. Более того, нейтрализация Катара в перспективе ускорит завершение войн не только в Сирии, но и в Ливии, ведь будет устранет крупный игрок, продвигающий свою независимую цель. Ну и наконец – Катар предпочтет улучшить отношения с Россией и Турцией, а не с Саудовской Аравией, которая, можно не сомневаться, подогрела страх Вашингтона перед тем, что Россия вот-вот займет место США как самого влиятельного внешнего игрока на Ближнем Востоке. Кошмарным вариантом развития событий для Эр-Рияда и Вашингтона станет объединение России, Ирана, Турции и Катара в результате усилий российской дипломатии, а также региональных амбиций Турции.

Все еще остается неясным, вынудила ли администрация Трампа Саудовскую Аравию пойти по данному курсу, или же у Трампа не осталось выбора кроме как подстроиться и с неохотой принять политику саудитов, с небольшими оговоркам касательно указанных выше интересов США. С одной стороны, под горячую руку Трампа в ходе борьбы с «поддержкой терроризма», куда попали катарцы, могли попасть сами саудиты. С другой стороны, сильное саудитское лобби в Вашингтоне и отсутствие подконтрольной американцам силы, которая могла бы сделать с Саудовской Аравией то же самое, что она сейчас делает с Катаром, значит то, что саудиты не просто слепо следуют приказам Вашингтона.

Однако, в свете грядущего визита Трампа в Польшу, а также участия в так называемом саммите «Инициативы трех морей», нужно также понимать то, что существует вероятность того, что США рассматривали Катар в качестве нежелательного конкурента на рынке сжиженного природного газа. Становится очевидным, что США продолжат в дальнейшем наращивать свою роль как экспортера углеводородов, что, само собой, приведет к конфликту не только с Россией, но и с Катаром и даже Саудовской Аравией. Также становится очевидным то, что как минимум частично экспансия США будет проходить и в Европе – на том рынке, куда Катар надеялся попасть, спонсируя джихадистов в Сирии, которые бы в конечном счете дали бы зеленый свет для газопроводов в Европу.

Ухудшение отношений между США и Катаром, судя по всему, оказало отрезвляющий эффект на руководство Катара которое, очевидно, боясь, что любое проявление слабости приведет к их устранению от власти или даже физическому устранению, встало в позу и начало искать поддержку из нетрадиционных источников. В свою очередь, данный процесс показал как степень антисаудовских настроений в данном регионе, так и ограниченность влияния США. Президент Турции – Реджеп Эрдоган – выступил со строгой поддержкой Катара и пошел дальше, заявив о готовности сформировать военный альянс Турции и Катара, а также направить в Катар войска. Пакистан принял аналогичное решение об отправки военных подразделений в Катар – все данные действия, проведенные совместно, скорее всего, существенно отобьют любые желания саудитов осуществить военные авантюры, которые, возможно, решено провести совместно с недовольными властью частями катарской армии. В этом случае свержение катарского правительства потребует прямой военной интервенции США, однако, США, очевидно, предпочтет поручить эту грязную работу своим марионеткам. Более того, нет ни единого намерения или попытки запретить или блокировать движение катарских танкеров с СПГ. Даже несмотря на то, что Египет присоединился к антикатарской коалиции, он не блокировал Суэцкий канал для движения танкеров, перевозящих катарский СПГ.

Однако, даже текущая ситуация озаботила руководство Катара настолько, что оно направило в Москву для консультации своего Министра иностранных дел. Но все же, с учетом того, что Саудовская Аравия в ответ на поддержку Турцией Катара начала высказываться в поддержку курдов – пока что только на словах –похоже на то, что Россия, Турция и многие другие страны в данном регионе не хотят видеть Катар на коленях перед саудитами. Российские военные также отметили, что в настоящий момент война в Сирии существенно уменьшилась по напряженности боевых действий, поскольку поддерживаемые Катаром и Саудовской Аравией боевики оказались в весьма запутанной ситуации – им не понятно, против кого им сейчас воевать – против сирийских сил или против других группировок боевиков. Однако, по мере дальнейшего развития ситуации крайне маловероятно, что Катар будет тесно сотрудничать с саудитами по каким-либо вопросам. Наоборот, более, чем вероятно, что Катар коренным образом отойдет от взаимоотношений с саудитами и нарастит свои связи с Турцией и, таким образом, косвенные связи с Россией и Ираном.

И напоследок отметим, что бросается в глаза тот факт, что данная ситуация является серьезным и в конце концов, потенциально крайне опасным конфликтом между двумя значимыми союзниками США. С учетом того, что и Катар, и Саудовская Аравия являются членами так называемого «Свободного мира», в котором бесспорным лидером являются США, тот факт, что существующие между данными членами некоторые политические разногласия уже не могут быть урегулированы путем блокад и угроз войны, говорит многое о неспособности США поддерживать свою империю. И хотя по своей напряженности конфликт Саудовской Аравии и Катара не имеет себе равных, он весьма далек от того, чтобы быть сугубо внутренним конфликтом в группе стран т.н. «Свободного мира» и решить его США, очевидно, не в силах. Мы уже стали свидетелями Brexit, призрака концепции «Европы двух скоростей», разногласий между Турцией и ЕС, Турцией и НАТО, краха многосторонних торговых соглашений таких как Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, а также Транстихоокеанское партнерство, во главе которых стояли бы американцы, а также других признаков ослабления США. Натравливание Саудовской Аравии на Катар позволяет предположить, что США, возможно, пытаются перейти к иной модели управления своей империей по принципу «разделяй и властвуй» среди ее вассалов. В краткосрочной перспективе данная модель может принести значимые успехи. Однако, это заставляет вассалов США беспокоиться – и именно это беспокойство толкает их на поиск помощи у Москвы, в результате чего и возникают пропагандистские штампы по типу «Вмешательства России», как это происходит в случае с Катаром.

Donate

SouthFront

Do you like this content? Consider helping us!